где то так

post

Оригинал взят у oboguev в post
М. Бойков пишет, что на советскую ”Песнь о родине” (1936 год) из кинофильма "Цирк”, политические заключённые сразу же ответили своей песней. А украинский политзаключённый Семен Балдаш вспоминает , что в Степлаге (Казахстан) эту песню в 50-е годы часто по вечерам запевал “кто-то из русаков”. Однако и сама массовая советская песня без изменения исполнялась в 30-е годы в лагерях, особенно молодыми женщинами в недавнем коммунистками. Среди них было немало таких, которые с упорством маньяков твердили, что Сталин ничего не знает о творящихся беззакониях. Это хорошо демонстрирует заявление в стихах на имя Сталина, одной из политзаключённых: ”...Сталин, солнце моё золотое; Если б даже ждала меня смерть, Я хочу лепестком на дороге, на дороге страны умереть...”.


Широка страна моя родная,
Много в ней лесов, полей и рек.
Я другой такой страны не знаю,
Где так в рабстве стонет человек.

От Москвы до самых до окраин,
С южных гор до северных морей
Человек проходит, словно Каин,
Необъятный путь концлагерей.

Мы живём на каторге советской;
С каждым днём всё тягостнее жить.
Коммунизмом нас терзают с детства,
Заставляя Сталина любить.

Широка страна моя родная,
Много тюрем в ней и лагерей,
Я другой страны такой не знаю,
Где б так зверски мучили людей.


М. и Л. Джекобсон, "Песенный фольклор ГУЛАГа как исторический источник (1917-1939)", М. 1988, стр. 366.

Бойков М. Люди советской тюрьмы, 1957, стр. 362.
Балдаш С. “Колыма ты моя, Колыма... ". Документальная повесть. New York, 1986, стр. 61,
Гинзбург Е. Крутой маршрут. 1967, стр. 287.

где то так

post

Оригинал взят у oboguev в post
... от редких диссидентов можно было услышать хоть интонацию сожаления о прошлом своих еврейских отцов. П. Литвинов никогда нигде не обмолвился о пропагандной роли своего деда. Не услышим и от В. Белоцерковского, сколько невинных людей сгубил его отец, с тяжёлым маузером. На старость лет окунувшаяся в диссидентство коммунистка Раиса Лерт – уже и после «Архипелага» всё гордилась своей былой принадлежностью к той партии, «в которую вступила честно и восторженно» в молодости, «которой отдавала весь жар души, все силы и помыслы», и сама от неё пострадала, – но теперь это уже «не та» партия. Не заранивается в ней, что ведь таково и сама тянется быть причастной к раннему партийному террору. В поток диссидентского движения после 1968 вступил безоглядно – и Сахаров. Среди его новых забот и протестов было много индивидуальных случаев, притом самых частных, а из таких более всего – заявлений в защиту евреев-«отказников». А когда он пытался поднять тему пошире, – простодушно рассказывал он мне, не понимая всего кричащего смысла, – академик Гельфанд ответил ему: «Мы устали помогать этому народу решать его проблемы»; а академик Зельдович: «Не буду подписывать в пользу пострадавших хоть за что-то – сохраню возможность защищать тех, кто страдает за национальность». То есть – защищать только евреев.

* * *

[...] Галича советско-германская война застала в 22 года. Он рассказывает: был освобождён от воинской повинности по здоровью, уехал в Грозный... Вспоминает, как не раз выступал в санитарном поезде, сочинял частушки для раненых, после концертов пили спирт с симпатичным начальником поезда в его купе... Кончилась война — стал известным советским драматургом, 10 его пьес поставлено "большим количеством театров и в Советском Союзе и за рубежом", — и сценаристом, участвовал в создании многих фильмов. Это — в 40-50-е годы, годы всеобщей духовной мертвизны, не выбиваясь же из неё? И о чекистах тоже был у него фильм, и премирован.

Но вот с начала 60-х годов совершился в Галиче поворот [...] для авторского "я" он нашёл, точно в духе времени, форму перевоплощения: отнести себя — ко всем страдавшим, терпевшим гонения и погибшим. "Я был рядовым и умру рядовым"; "А нас, рядовых, убивают в бою". А долее всего, казалось, — он был зэком, сидел, много песен от лица бывшего зэка: "а второй зэка — это лично я".

"Я подковой вмёрз в санный след,
в лёд, что я кайлом ковырял!
Ведь недаром я двадцать лет
протрубил по тем лагерям"

— так что многие и уверены были, что он оттуда: "у Галича допытывались, когда и где он сидел в лагерях" ( В.Волин. Он вышел на площадь. Галич ).

И как же он осознавал своё прошлое? своё многолетнее участие в публичной советской лжи, одурманивающей народ? Вот что более всего меня поражало: при таком обличительном пафосе — ни ноты собственного раскаяния, ни слова личного раскаяния нигде! — И когда он сочинял вослед: "партийная Илиада! подарочный холуяж!" сознавал ли, что он и о себе поёт? И когда напевал: "Если ж будешь торговать ты елеем" — то как будто советы постороннему, а ведь и он "торговал елеем" полжизни. Ну что б ему отречься от своих проказёненных пьес и фильмов? — Нет! "Мы не пели славы палачам!" — да в том-то и дело, что — пели. — Наверное, всё же сознавал, или осознал постепенно, потому что позже, уже не в России, говорил: "Я был благополучным сценаристом, благополучным драматургом, благополучным советским холуем. И я понял, что я так дальше не могу. Что я должен наконец-то заговорить в полный голос, заговорить правду..."

А ещё по-настоящему в нём болело и сквозно пронизывало его песни — чувство еврейского сродства и еврейской боли: "Наш поезд уходит в Освенцим сегодня и ежедневно". "На реках вавилонских" — вот это цельно, вот это с драматической полнотой. Или поэма "Кадиш". Или: "Моя шестиконечная звезда, гори на рукаве и на груди". Или "Воспоминание об Одессе" ("мне хотелось соединить Мандельштама и Шагала"). Тут — и лирические, и пламенные тона. "Ваш сородич и ваш изгой, / ваш последний певец Исхода", — обращается Галич к уезжающим евреям.

Память еврейская настолько его пронизывала, что и в стихах не-еврейской темы он то и дело вставлял походя: "не носатый", "не татарин и не жид"... Но ни одного еврея преуспевающего, незатеснённого, с хорошего поста, из НИИ, из редакции или из торговой сети — у него не промелькнуло даже. Еврей всегда: или унижен, страдает, или сидит и гибнет в лагере. И тоже ставшее знаменитым:

Не ходить вам в камергерах, евреи...
Не сидеть вам ни в Синоде, ни в Сенате.
А сидеть вам в Соловках да в Бутырках.

И как же коротка память — да не у одного Галича, но у всех слушателей, искренно, сердечно принимающих эти сентиментальные строки: да где ж те 20 лет, когда не в Соловках сидело советское еврейство — а во множестве щеголяло "в камергерах и в Сенате"!

Забыли. Честно — совсем забыли. О себе — плохое так трудно помнить.

А поелику среди преуспевающих и доящих в свою пользу режим — евреев будто бы уже ни одного, но одни русские, — то и сатира Галича, бессознательно или сознательно, обрушивалась на русских, на всяких Климов Петровичей и Парамоновых, и вся социальная злость доставалась им в подчёркнутом "русопятском" звучании, образах и подробностях, — вереница стукачей, вертухаев, развратников, дураков или пьяниц — больше карикатурно, иногда с презрительным сожалением (которого мы-то и достойны, увы!)... всех этих вечно пьяных, не отличающих керосин от водки, ничем, кроме пьянства, не занятых, либо просто потерянных, либо дураковатых. А сочтён, как сказано, народным поэтом... И ни одного героя-солдата, ни одного мастерового, ни единого русского интеллигента и даже зэка порядочного ни одного (главное зэческое он забрал на себя), — ведь русское всё "вертухаево семя" да в начальниках..."

А.И. Солженицын, "Двести лет вместе", ч. 2 ("В Советское время"), Глава 24 — На отколе от большевизма.

где то так

ФСИН хочет молчания

Оригинал взят у kiberbob2000 в ФСИН хочет молчания
Оригинал взят у novayagazeta в ФСИН хочет молчания
Инструкция для родственников заключенных.

Совсем недавно отгремела история о том, как мать попросила о собственном аресте, чтобы не разлучаться с дочерью, задержанной на акции 12 июня. Суд ходатайство удовлетворил и арестовал обеих. История вызвала общественный резонанс, хотя ничего необычного в ней нет. Это нормальная российская практика: наказывать родственников тех, кого государство посчитало в чем-то виновными. К тому же практика не новая, берущая начало еще со времен ГУЛАГа.


Collapse )

где то так

926.Спутник патриота. Николай 2 и грамотность в 1917 г.

Оригинал взят у mikhailove в 926.Спутник патриота. Николай 2 и грамотность в 1917 г.

https://youtu.be/t-sJ0PHRlfQ

Запись 25.052017. Проект "Спутник патриота" - серия коротких передач по дискуссионным вопросам. Процент грамотности в 1917 - примерно 40-45%. По переписи 1897 г. - 21%, если считать с 5 лет, если считать как в советское время с 9 лет - 27%. При Николае вопрос всеобщего начального образования активно решался. Революция никак не ускорила. Критерии грамотности по переписи 1939 г. были явно не выше, чем до революции. Первый секретарь ЦК КПСС Хрущев не умел писать.Collapse )

где то так

924.Архив. Дмитрий Галковский об Александре Парвусе

Оригинал взят у mikhailove в 924.Архив. Дмитрий Галковский об Александре Парвусе

https://youtu.be/xtsOLD92WjM
Существует очень мало видео с Д.Е.Галковским, а из тех, что есть, не все достаточно известны и доступны. Юзер ad_notandam решил немного поправить ситуацию. Дело, на мой взгляд, крайне важное.

Запись на "Эхо Москвы", передача "Наше всё", 31 августа 2008 г. "Александр Парвус — публицист и политический деятель". Ведёт Евгений Киселев, в гостях:Дмитрий Галковский, журналист, публицист, писатель.

Е. КИСЕЛЕВ: Я приветствую всех, кто в эту минуту слушает «Эхо Москвы». Мы продолжаем наш проект «История Отечества в лицах». Сегодня программа посвящена Александру Парвусу. Это мой выбор, я решил рассказать об этом удивительном человеке, которого одним словом даже не охарактеризовать. Кто он был? Революционер, предприниматель, авантюрист? Наверное, и то, и другое и третье, как говорится « в одном флаконе». Как всегда, вначале нашей программы портрет героя.

Collapse )

где то так

Царьград. Передача с Дионисом Каптарём. 100 лет революции: 10 апреля – 16 апреля 1917

Оригинал взят у zadumov в Царьград. Передача с Дионисом Каптарём. 100 лет революции: 10 апреля – 16 апреля 1917
Гости: Дионис Каптарь, политолог, писатель, автор книги «Перевороты и революции»; Юрий Воробьевский, писатель.







На Невском проспекте проходит Манифестация женщин солдаток. Требования: «Прибавка пайка семьям солдат, защитникам свободы и народного мира!» и «Кормите детей защитников родины!». Что происходит на фронте? Последствия «бойни Нивеля». Как изменилась ситуация? Как эту новость восприняли в российской армии? 10 апреля Сталин высказывается в поддержку «Апрельских тезисов». Он делает это после публикации в «Правде» и отрицательной реакции Петроградского комитета большевиков. Почему? На каких позициях тогда стоял Сталин? 13 апреля был расформирован Отдельный корпус жандармов и жандармские полицейские управления железных дорог. Имущество корпуса передали военному ведомству, архивы — главному штабу, а дела губернских жандармских управлений — комиссиям из представителей суда и местных комиссаров Временного правительства. Почему такое пристальное внимание к сфере охраны правопорядка? Подробный анализ событий недели с 10 по 16 апреля 1917 года в нашей программе.

Отношение к продолжению войны остается главным политическим конфликтом в России. 16 апреля Петроградский Совет предложил правительству направить союзникам официальную ноту с изложением своей позиции о целях войны, потому что декларация Временного правительства об отказе от империалистических целей войны якобы осталась не замеченной в Европе. Почему Совет опять вернулся к этой теме? Конфликт между Милюковым и Керенским. В чем суть и причины? Ленин общается с народом: разъясняет момент и обстоятельства своего приезда. Как можно объяснить феномен Ленина-оратора? Обо всем этом и многом другом пойдет разговор в студии программы «100 лет революции».